Блог munich

Регистрация

munich

МЮНХЕН СИТИ

<<< «ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ» или Баварские каникулы а...
ПЕРВЫЙ ОКТОБЕРФЕСТ>>>

НАПОЛЕОН БОНАПАРТ В БАВАРИИ



   Англичане называли Наполеона Бонапарта пекарем, который вместо пирогов и булочек, выпекает королевства. Ну что ж, во многом противники французского императора были правы. Но с другой стороны, баварцы и по сей день считают, что пирог под названием «Свободное королевство Бавария» оказался на редкость замечательным. Поэтому завоевателя Европы в столичном Мюнхене встречали, как говорится, не только хлебом и солью, но и сосисками с баварскими бубликами. Наполеон входил в Мюнхен не как завоеватель, а на правах почетного гостя и благодетеля. И расположился он со своей свитой там же, где когда-то принимал дары от знатных людей Баварской столицы шведский король Густав II Адольф, в Мюнхенской Резиденции.

От Ульма до Мюнхена
   В 6 часов утра 14 октября 1805 года французский маршал Бернадот занял без боя столицу Баварии. Австрийский гарнизон числом 800 человек, который оставил Эрцгерцог Фердинанд для обороны города, дружно сдался в плен, не оказав никакого сопротивления. 20 октября 1805 года капитулировал Ульм. Склонив знамена, 27 тысяч австрийских воинов, при 60 орудиях и 18 генералах, прошли мимо Наполеона, который стоял на высоте над бушующим Дунаем. После парада Император подозвал к себе австрийских генералов и сказал им: «Я, право, не знаю,господа, за что мы деремся, и не могу понять, чего требует от меня ваш государь?» Конечно же, он лукавил. Подобно своему любимому герою Александру Македонскому он желал абсолютной власти над миром. К покоренным он часто был снисходительным, зато тех, кто сопротивлялся, старался уничтожить. Ульм от Мюнхена отделяет расстояние не более ста километров. Поэтому 24 октября французский император уже въезжал на белом коне в коленопреклоненный Мюнхен.

В Вену и обратно
 Долго наслаждаться комфортом и обильным угощением в Мюнхене императору Франции не довелось. Нужно было добивать растерянных противников. Русская армия отступала, сохраняя основные силы и воинскую доблесть своих невероятно стойких и мужественных солдат. Зато союзница Александра I Австрия трещала по швам. Одно поражение следовало за другим. Ее многотысячные армии бежали с поля боя или сдавались в плен целыми дивизиями во главе с седыми генералами. Молодые, опьяненные беспрерывными успехами, маршалы Наполеона рвались к Вене. Европа, заваленная трупами и оглушенная пушечной канонадой, покорялась новоиспеченной империи Бонапарта. Не было больше на старом континенте силы, которая смогла бы остановить наполеоновские колонны. И только одно известие огорчило 36-летнего триумфатора – разгром французского флота адмиралом Нельсоном в Трафальгарском морском сражении. Но Наполеон считал, что: «Англия хоть и остров, но не корабль. Она никуда не уплывет. Придет и ее время, когда она будет вынуждена склонить свою гордую голову перед французским величием, как это делает только что побежденный австрийский император». Быстро заключив выгодный мир с Австрией, Наполеон вернулся в Мюнхен, где его уже ждала возлюбленная Жозефина. И не только она…

Флирт с Каролиной
   Женщины за глаза называли Наполеона «маленьким корсиканским чудовищем». Некоторые, наиболее острые женские языки уверяли своих подружек, что Бонни не расстается со своей саблей даже в постели. Скорее всего, это был миф, но находилось немало охотниц проверить его на деле. В свою очередь, французский император не собирался замыкаться от женского общества и при возможности приударял за самыми знаменитыми светскими красавицами. И даже война в Европе, которая отнимала все его внимание и не давала ни дня передышки, не могла заслонить от него божественные прелести очередной знатной дамой. В нашем случае ею стала супруга баварского короля Каролина Баварская. 13 лет спустя, уже находясь в ссылке на острове Святой Елены, Наполеон писал в своем дневнике: «Королева Баварии была красива;мне доставляло удовольствие общаться с ней. Однажды была назначена охота. Король отправился первый, я должен был присоединиться к нему. Но я остался с королевой и находился у нее полтора часа. Когда царственный супруг вернулся, он пришел в ярость и разбранил ее. Она ответила: - А Вы хотели бы, чтобы я выставила императора за дверь?.. Впрочем, впоследствии я оплатил свою галантность…». И все-таки супруга первого баварского короля не подходила на роль любовницы или, по едкому замечанию Проспера Мериме, очередной дамы «под стеганым одеялом». Штурмом овладеть сердцем благородной красавицы не удалось, а на длительную осаду не было времени. Императора ждали новые победы и недобитые враги, в том числе русский царь Александр I. Поэтому от чувств перешли к делу.

Знакомство с Аугустой
 Когда баварский король представили Наполеону свою 17-летнюю дочь от первого брака Аугусту Амалию Людовику, французский император нашел ее весьма обаятельной и предложил выдать ее замуж за своего приемного сына Евгения Богарнэ. Но отец юной Аугусты возмутился такому скоропалительному решению и раздраженно пошутил: «Ваше Императорское Величие, наверно, думает, что я отец дурнушки, засидевшейся в девицах. Он как будто и не знает, что принцесса Августа красива и ее страстно обожает принц Баденский… И она его любит…». Наполеон никогда бы не стал покорителем Европы, если бы подобные препятствия (возражения папочки «вздорной девчонки»), могли заставить его отказать от далеко идущих планов. Он сначала улыбнулся, а потом строго сказал: «Сударыня, ваша гувернантка, мадам Вюрмсер вас плохо воспитала. Разве принцессам положено любить? Они — товар на рынке политики». Девушка вспыхнула и убежала. Но, как давно известно, счастливые браки заключаются на небесах, а не в королевских покоях. Когда, немного времени спустя, Аугуста познакомилась с протеже Наполеона принцем Евгением Богарнэ, ее сердце стало биться чаще.

Блистательный жених
   Евгений Богарнэ, единственный сын первой жены Наполеона Жозефины Богарнэ, был всего лишь на семь лет старше свой избранницы, но уже имел за плечами богатый военный опыт Итальянской войны 1796—1797 гг. и Египетской экспедиции. Свою военную службу он начал в качестве адъютанта Наполеона, а к моменту встречи с Аугустой уже имел звание полковника. Современники говорили о нем, как о человеке смелом, блистательном и в тоже время очень внимательном к своему окружению. Он умел слушать других и принимать разумные советы. Никогда собственное тщеславие не затмевало у него веление разума. Поэтому не удивительно, что молодой человек буквально сразу расположил к себе как невесту, так и ее ворчливого отца. И хотя многочисленная родня Наполеона была не в восторге от этого союза, император решил: «Свадьбе быть. 1 января объявим Баварию королевством, а 15-го сыграем свадьбу…».

  «Великая Императрица, ни строчки от тебя после твоего отъезда из Страсбурга. Ты проехала Баден, Штутгарт, Мюнхен и не написала ни слова. Это совсем не радует меня! Я все еще в Брюнне. Русские ушли; у меня есть передышка. Через несколько дней я должен буду решить, что делать дальше. Соблаговолите снизойти с высоты Вашего величия и уделить чуточку времени одному из Ваших рабов».
Наполеон Бонапарт – Жозефине в Мюнхен (декабрь 1805 года)

   Если взять для примера любой королевский двор, начиная с блистательного Версаля и заканчивая захудалым… впрочем, не будет указывать пальцем и вызывать на себя гнев сильных мира сего, то при внимательном рассмотрении за сверкающим фасадом начинают проступать очертания бесконечных интриг и козней. Поэтому любое действие, занесенное в скрижали истории, является не более чем вершиной айсберга. Вот и наша, на первый взгляд, простая история пребывания французского императора в Мюнхене имела свои тайные пружины.

   Но сначала немного арифметики. Что лучше? Плюс 30 000 солдат к вашей армии или тот же самый плюс, но уже не вам, а противнику? Можете не отвечать, и так все понятно. Точно такую же простенькую задачку решал в Мюнхене и Наполеон. И делал это в своем излюбленном стиле: быстро, точно, жестко и блестяще. Если бы в этом деле не фигурировали влиятельные женщины, политическая шахматная партия закончилась в два хода: «шах и мат!» Но еще была всесильна его жена Жозефина, да и юная Аугуста задела сердце мирового владыки… Поэтому пришлось повозиться.

   Сначала надавили на первого жениха и сделали ему предложение, от которого он не смог отказаться. Маркграф Карл Фридрих Баденский, родственник Максимилиана Баварского, прислал своей возлюбленной Аугусте еще влажное от пролитых слез прощальное письмо. Это произошло 28 декабря 1805 года. «Моя печаль несказанно велика, - писал своей возлюбленной Карл фон Баден, - но я в первую очередь принадлежу своей стране и вынужден исполнить волю моего царствующего отца…».

   Вторым шагом стал прямой разговор с отцом невесты – без пяти минут баварским королем. Старый лис Макс крутился, как волчок, но и у него не было никакой возможности отказаться - слишком серьезные аргументы стояли за спиной «корсиканского чудовища». Правда, Макс I Иосиф не решился лично сообщить волю Наполеона своей строптивой дочери, послал сына, кронпринца Людвига, с письмом. Таким образом, юная красавица Аугуста получила еще одно «мокрое от слез» письмо.

   Когда любимец Бонапарта Мюрат узнал о том, что тепленькое местечко итальянского вице-короля, на которое он рассчитывал, досталось «этому молокососу Богарнэ», его жене и ближайшей советнице Каролине стоило большого труда «остудить пыл своего боевого генерала». Бедная женщина даже решилась на крайний поступок, добилась аудиенции у Наполеона. Но ее попытки уговорить императора развестись с Жозефиной и самому жениться на хорошенькой Аугусте были отвергнуты. Многочисленный клан Бонапартов кипел, словно кастрюля с луковым супом. Мало было Наполеону смертельных баталий на полях растерзанной Европы, так ему еще родные устроили несколько грандиозных семейных сцен.

   Ночью с 30 на 31 декабря 1805 года в Мюнхен прибыл главный пекарь, чтобы лично проследить за династической свадьбой и не допустить самостоятельных действий со стороны фигурантов этого политического дела. В первую очередь, по прибытии в столицу Баварии Наполеон пожелал взглянуть на брачный контракт. И каково было его возмущение, когда он узнал, что самый важный документ еще не написан. Пока слуги накрывали на стол и охлаждали шампанское для встречи нового года, государственные секретари Маре (с французской стороны) и Монтеглас (Бавария) скрипели перьями. Одновременно с написанием договора был отправлен срочный курьер в Падую к ничего не подозревающему Евгению Богарнэ с письмом от новоявленного отца: «Поздравляю, сынок, ты женишься!»

   10 января 1806 года, звеня орденами и шпорами, в Мюнхенскую Резиденцию прямо из Италии прибыл взволнованный жених. Вечером того же дня ему представили Аугусту, которая к всеобщему удивлению, быстро согласилась. Забегая вперед, скажу, что прекрасная баварка никогда о своем согласии не пожалела.

   12 января вступил в силу указ об усыновлении Наполеоном Евгения Богарнэ. 13 января была заключена помолвка, а уже на следующий день в семь вечера молодые поженились. Наполеон и императрица Жозефина присутствовали при церемонии и на пиршествах, данных по этому случаю баварским двором.

А потом наступила расплата… и за новоиспеченное королевство и за блестящую свадьбу. Наполеон обратился с прокламацией к баварцам: «Я пришел с моей армией, - сказал он, — чтобы избавить вас от несправедливых притеснений... Надеюсь, что после первого же сражения вы мне доставите возможность сказать, что ваши воины достойны стоять в рядах моего войска». И 30 000 баварских солдат влились в ряды Великой армии, чтобы через шесть лет остаться навсегда в бескрайних просторах страны, которую они до этого никогда не видели. Счастливые новобрачные, вице-король и вице-королева Италии тем временем без лишнего шума отправились в Милан, а довольный собой Наполеон увез свою любимую Жозефину в Париж.
Павел Зеликов

Теги: мюнхен|наполеон|история